Preview

Современная ревматология

Расширенный поиск

Заболеваемость сахарным диабетом 2-го типа и традиционные факторы риска нарушений углеводного обмена у больных ревматоидным артритом

https://doi.org/10.14412/1996-7012-2019-3-17-21

Полный текст:

Аннотация

Цель исследования – уточнить первичную заболеваемость сахарным диабетом (СД) 2-го типа у больных ревматоидным артритом (РА) и сравнить распространенность традиционных факторов риска (ФР) в группах пациентов с нарушениями углеводного обмена и без них.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ 158 пациентов с РА (диагноз установлен в возрасте 45 лет и старше, длительность болезни более 12 мес). Критериями исключения были сопутствующий СД 1-го типа и диагноз СД 2-го типа, установленный до дебюта РА или одновременно с ним. Медиана возраста пациентов – 62 [57; 68] года. Большинство больных имели умеренную (41,8%) и высокую (39,9%) активность РА по индексу DAS28. Регистрировали новые случаи СД 2-го типа и наличие гипергликемии на момент обследования. Традиционные ФР развития СД 2-го типа оценивали по опроснику Finnish Type 2 Diabetes Risk Assessment Form (FINDRISK).

Результаты и обсуждение. Заболеваемость СД 2-го типа составила 9,3 случая на 1000 пациенто-лет. Пациенты с развившимся СД 2-го типа по сравнению с больными без СД имели большее число ФР по опроснику FINDRISK  (6 [5; 7] и 5 [4; 5]; p<0,01), чаще переносили инфаркт миокарда и операции по его реваскуляризации (27,3 и 2,7%; р<0,01), принимали бета-адреноблокаторы (72,7 и 33,3%; р<0,05) и блокаторы кальциевых каналов (36,4 и 12,2%; р<0,05). У 10,1% больных РА выявлена гипергликемия натощак. Пациенты с гипергликемией чаще, чем больные с нормальным уровнем глюкозы в венозной крови, имели ожирение (50,0 и 29,8%) и эпизоды гипергликемии в анамнезе (43,8 и 19,1%) и реже принимали ГК (18,8 и 47,3%; р<0,05 для всех случаев).

Выводы. Высокая заболеваемость СД 2-го типа при РА ассоциировалась с наличием комплекса традиционных ФР и предшествующей сердечно-сосудистой патологией, в то время как гипергликемия натощак – с отдельными ФР нарушений углеводного обмена.

Об авторах

Л. В. Кондратьева
Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой
Россия

Кондратьева Любовь Валерьевна.

115522, Москва, Каширское шоссе, 34А.



Т. В. Попкова
Научно-исследовательский институт ревматологии им. В.А. Насоновой
Россия

115522, Москва, Каширское шоссе, 34А.



Литература

1. Насонов ЕЛ, редактор. Ревматология: клинические рекомендации. Москва: ГЭОТАР-Медиа; 2017. 464 с.

2. Pappas DA, Nyberg F, Kremer JM, et al. Prevalence of cardiovascular disease and major risk factors in patients with rheumatoid arthritis: a multinational cross-sectional study. Clin Rheumatol. 2018 Sep;37(9):2331-2340. doi: 10.1007/s10067-018-4113-3.

3. Aletaha D, Neogi T, Silman AJ, et al. 2010 rheumatoid arthritis classification criteria: an American College of Rheumatology/ European League Against Rheumatism collaborative initiative. Ann Rheum Dis. 2010;69(9): 1580-8. doi: 10.1136/ard.2010.138461

4. Lindstrom J, Tuomilehto J. The diabetes risk score: a practical tool to predict type 2 diabetes risk. Diabetes Care. 2003 Mar; 26(3):725-31.

5. Дедов ИИ, Шестакова МВ, Александров АА и др. Алгоритмы специализированной медицинской помощи больным сахарным диабетом (5-й выпуск). Сахарный диабет. 2011;(3s):2–72. doi:10.14341/2072-0351-5612.

6. Jiang P, Li H, Li X. Diabetes mellitus risk factors in rheumatoid arthritis: a systematic review and meta-analysis. Clin Exp Rheumatol. 2015 Jan-Feb;33(1):115-21. Epub 2014 Dec 22.

7. Dessein PH, Joffe BI. Insulin resistance and impaired beta-cell function in rheumatoid arthritis. Arthritis Rheum. 2006;54(9): 2765-75. doi:10.1002/art.22053.

8. Chung CP, Oeser A, Solus JF, et al. Inflammation-associated insulin resistance: differential effects in rheumatoid arthritis and systemic lupus erythematosus define potential mechanisms. Arthritis Rheum. 2008;58(7): 2105-12. doi:10.1002/art.23600.

9. Дедов ИИ, Шестакова МВ, Викулова ОК и др. Сахарный диабет в Российской Федерации: распространенность, заболеваемость, смертность, параметры углеводного обмена и структура сахароснижающей терапии по данным Федерального регистра сахарного диабета, статус 2017 г. Сахарный диабет. 2018;21(3):144-59. doi: 10.14341/DM9686

10. Solomon DH, Love TJ, Canning C, Schneeweiss S. Risk of diabetes among patients with rheumatoid arthritis, psoriatic arthritis and psoriasis. Ann Rheum Dis. 2010 Dec;69(12):2114-7. doi: 10.1136/ard.2009.125476.

11. Dubreuil M, Rho YH, Man A, et al. Diabetes incidence in psoriatic arthritis, psoriasis and rheumatoid arthritis: a UK population-based cohort study. Rheumatology (Oxford). 2014 Feb;53(2):346-52. doi: 10.1093/rheumatology/ket343.

12. Ruscitti P, Ursini F, Cipriani P, et al. Poor clinical response in rheumatoid arthritis is the main risk factor for diabetes development in the short-term: A 1-year, single-centre, longitudinal study. PLoS One. 2017 Jul 12;12(7): e0181203. doi: 10.1371/journal.pone.0181203. eCollection 2017.

13. Wilson PW, D’Agostino RB, Parise H, et al. Metabolic syndrome as a precursor of cardiovascular disease and type 2 diabetes mellitus. Circulation. 2005 Nov 15;112(20): 3066-72. Epub 2005 Nov 7. doi: 10.1161/CIRCULATIONAHA.105.539528.


Для цитирования:


Кондратьева Л.В., Попкова Т.В. Заболеваемость сахарным диабетом 2-го типа и традиционные факторы риска нарушений углеводного обмена у больных ревматоидным артритом. Современная ревматология. 2019;13(3):17-21. https://doi.org/10.14412/1996-7012-2019-3-17-21

For citation:


Kondratyeva L.V., Popkova T.V. The incidence of type 2 diabetes mellitus and the traditional risk factors of carbohydrate metabolic disorders in patients with rheumatoid arthritis. Modern Rheumatology Journal. 2019;13(3):17-21. (In Russ.) https://doi.org/10.14412/1996-7012-2019-3-17-21

Просмотров: 37


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1996-7012 (Print)
ISSN 2310-158X (Online)