Preview

Современная ревматология

Расширенный поиск
Том 2, № 1 (2008)
https://doi.org/10.14412/1996-7012-2008-1

Статьи

19-31 487
Аннотация
Закономерный, генетически обусловленный, инволюционный дефицит эстрогенов, развивающийся у женщин во второй половине жизни, ставит перед врачами практически всех специальностей множество вопросов, касающихся профилактики, диагностики и лечения патологических системных изменений, которые получили название «болезни климактерия», или «эстрогеновый дефицит». Сердечно-сосудистые риски, обусловленные дефицитом эстрогена в постменопаузе, - результат уменьшения кардиопроте-ктивного эффекта половых стероидов на сосудистый тонус, синтез эндогенных вазоактивных веществ, функцию эндотелия, обмен липидов и липопротеидов, гемостатический потенциал крови и инсулинорезистентность. Эстрогениндуцированные нарушения ремоделирования костной ткани, дефицит кальция и витамина D приводят к развитию не только остеопороза, но и артериальной гипертензии, ишемической болезни сердца, цереброваскулярных заболеваний. Клинические исследования убедительно показали, что адекватное потребление кальция и витамина D в климактерии способствует сохранению прочности костной ткани, замедлению процессов атерогенеза и предотвращению сосудистых катастроф.
31-39 683
Аннотация
Глюкокортикоидиндуцированный остеопороз (ГИО) - одно из наиболее тяжелых осложнений длительной (более 3 мес) системной терапии глюкокортикоидами (СГК). Он развивается у больных любого возраста и пола и является наиболее частой системной формой вторичного остеопороза (ОП). Быстрая потеря костной массы происходит уже в первые месяцы лечения СГК. Переломы от минимальной травмы возникают при более высоких показателях минеральной плотности кости, чем у больных первичным ОП. Даже использование малых доз СГК приводит к повышению риска переломов, с увеличением суточной дозы риск переломов возрастает. У пациентов, применяющих высокие дозы ингаляционных ГК (ИГК), увеличение риска ОП и переломов в большей степени обусловлено тяжестью респираторного заболевания, чем терапией ИГК. Представлены современные принципы профилактики и лечения ГИО.
41-47 937
Аннотация
Инволюционная гормональная перестройка сопровождается расстройствами, ухудшающими качество жизни женщин и приводящими к повышению риска развития метаболических заболеваний сердечно-сосудистой системы (атеросклероз - АС) и скелета (остеопороз - ОП). Сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), обусловленные АС (ССЗ-АС), и ОП характеризуются высоким риском преждевременной смерти. В последнее время в литературе появляется все больше данных о взаимосвязи между ССЗ-АС и ОП, которые свидетельствуют об общих патогенетических механизмах этих заболеваний, а не о простом накоплении их в пожилом возрасте. Обсуждается возможность единого подхода к профилактике этих заболеваний, что позволит одновременно формировать группы высокого риска ССЗ-АС и ОП и проводить профилактику обоих заболеваний одними медикаментозными и немедикаментозными средствами.
48-52 644
Аннотация
Цель исследования. Изучить минеральную плотность костной ткани (МПК) в поясничном отделе позвоночника (Li-Liv) и в шейке бедренной кости и оценить основные факторы риска развития остеопороза (ОП) у женщин с ревматоидным артритом (РА) и в контрольной группе (здоровые женщины 50-69 лет). Материалы и методы. Обследовано 205 женщин с достоверным диагнозом РА, согласно критериям Американской ревматологической ассоциации, и 100 здоровых женщин (контроль) 50-69 лет. У всех женщин с РА и в контрольной группе оценивали МПК в Li-Livu в шейке бедренной кости на двухэнергетическом рентгеновском костном денситометре QDR-1000 Plus («Hologic», США) с использованием точечного пучка рентгеновского излучения. Результаты исследования. Анализ полученных данных показывает, что у женщин с РА в постменопаузальном периоде ОП в шейке бедренной кости и поясничном отделе позвоночника встречается достоверно чаще, чем у здоровых женщин. Также при РА достоверно чаще обнаруживался ОП в шейке бедренной кости, чем в LI-LIV (p=0,015). В контрольной группе такие различия не выявлены (p=0,829). Отмечается достоверная слабая положительную связь МПК в Li-Liv и в шейке бедренной кости с массой тела и слабая отрицательная связь с возрастом и длительностью менопаузы как у больных РА, так и в контроле. Корреляция МПК с возрастом и длительностью менопаузы была более тесной в контрольной группе. Заключение. РА - дополнительный значимый фактор риска увеличения частоты ОП в осевом скелете и в шейке бедренной кости у женщин в постменопаузе.
52-59 457
Аннотация
Цель исследования. Определить распространенность, течение и эффективность профилактики и лечения остеопороза (ОП) у пациентов, перенесших перелом шейки бедренной кости. Материалы и методы. На первом этапе исследования изучали данные 117 пациентов (28 мужчин и 89 женщин после атравматического перелома шейки бедренной кости; средний возраст - 76,8±7,4 года). У всех больных уточняли, диагностировался ли до перелома ОП, выявляли факторы риска ОП в соответствии с международным минутным тестом. Второй этап - изучали две группы пациентов: 1-я группа - 396 больных с артериальной гипертензией (АГ) и ишемической болезнью сердца (ИБС); 2-я группа -194 пациента без соматической патологии. Пациентам с АГ проводили суточное мониторирование АД, пациентам с ИБС - холтеровское мониторирование ЭКГ по стандартной методике. Кроме того, выполняли ЭхоКГ, изучали показатели липидного обмена. У всех пациентов оценивали уровень болевого синдрома в спине по ВАIII, определяли минеральную плотность костной ткани (МПК). Заключительный этап исследования - методом случай-контроль отобран 151 пациент из 1-й группы. В зависимости от вида остеопоротической терапии пациенты были разделены на 3 подгруппы. Наблюдение за пациентами проводили в течение 12 мес, после чего оценивали общее состояние, динамику МПК по данным денситометрии, динамику клинических и инструментальных признаков сердечно-сосудистых заболеваний. Результаты исследования. Атравматический перелом шейки бедра у мужчин отмечался в среднем на 7,1 года раньше, чем у женщин. Госпитальная летальность при переломе шейки бедра - 6,8%; еще около 25% больных умирают в течение года. У большинства пациентов имелась карди-оваскулярная патология, по поводу которой они наблюдались у терапевта, при этом ОП или факторы его риска до перелома ни в одном случае не были диагностированы. Факторы риска ОП при кардиоваскулярной патологии встречались в 86,6% случаев, у пациентов без таковой - в 81,4%. Низкая МПК выявлена у 65,2% больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями и составляла при ИБС -1,9 SD, при АГ-1,6 SD, а у пациентов без кардиоваскулярной патологии этот показатель достигал -0,9 SD. При неконтролируемой АГ, гипертрофии левого желудочка с нарушением его сократимости потеря МПК более выраженная. Отмечены прирост МПК и значительное клиническое улучшение состояния у пациентов с кардиоваскулярной патологией и ОП на фоне терапии кальцитонином лосося и препаратами кальция в сочетании с витамином Ds. Заключение. Приведенные данные расширяют наши представления о связи кардиоваскулярной патологии со снижением МПК. Высокая обращаемость пациентов с сосудистой патологией к кардиологам, терапевтам, неврологам требует создания условий для улучшения диагностики ОП.
59-63 502
Аннотация
Цель исследования. Оценить показатели качества жизни (КЖ) у детей и подростков, страдающих различными формами ювениль-ного артрита (ЮА), через 10 лет и более после дебюта заболевания. Материалы и методы. В исследование включены 94 пациента с ЮА в возрасте 11-18 лет (средний возраст - 14,3±2,0 года), девочек - 83%. Давность болезни у всех больных превышала 10 лет. Группу контроля составили 60 условно здоровых детей. Для оценки КЖ использована официальная русскоязычная родительская версия опросника Child Health Questionnaire (CHQ-PF50). Результаты исследования. Показатели 10 основных шкал опросника CHQ у больных ЮА были достоверно ниже, чем в контроле (р<0,01). Больные ЮА могли выполнить не более половины максимального объема физической нагрузки. Эмоциональные и поведенческие проблемы, связанные со здоровьем (РЭП), у больных детей ограничивали школьную активность и повседневное общение. Средние значения психического здоровья (ПЗ) были самыми низкими у детей с РФ-позитивным полиартритом (67,0+12,0) и системной формой ЮА (68,4+19,0), что могло свидетельствовать о наличии у них тревоги или депрессии. Низкими были показатели общего восприятия здоровья (28,0+14,8). Родители пациентов с ЮА испытывали эмоциональное беспокойство - ЭВР (64,5±23,8) и были ограничены в свободном времени - ОВР (55,9+24,9). Сравнение составляющих КЖ у пациентов с различными формами ЮА не выявило достоверных различий между группами. Заключение. Показатели КЖ у детей и подростков, длительно страдающих ЮА, достоверно ниже, чем у здоровых. В большей степени снижаются параметры, характеризующие физическое состояние здоровья, чем психосоциальное. Достоверных различий между отдельными вариантами ЮА по основным показателям КЖ не выявлено.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1996-7012 (Print)
ISSN 2310-158X (Online)